Воскресенье, 24.06.2018, 17:26                                                         

Аз буки веди. Глаголи добро. Ести. Живете зело. Како люди мыслите. Наш он покой. Рцы слово твердо. Ук хер. Цы червь.

(Азбучное слово)

Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

Новые книжки

"Онежские петроглифы: астрономическая датировка" вышла из печати




Книга "Бореальная культура позднего палеолита как свидетельство первой европейской цивилизации" вышла из печати




Новые материалы

Карло Скопеллити: Предисловие к книжке "Онежские петроглифы. Астрономическая датировка"
С гипотезой Дмитрия Синеокого я познакомился случайно несколько лет назад, в Санкт-Петербурге.


Д.А. Синеокий: Почему произошла задержка с изданием книжки "Рай на краю земли" - отчета о третьей доледниковой экспедиции

Петр Фролов: Отзыв на работу Дмитрия Синеокого "Рай на краю земли" (отчет о третьей доледниковой экспедиции)".


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Материалы проекта

<   Отчеты экспедиций   >
<   Д.А. Синеокий : Следы неведомых людей (отчет о первой доледниковой экспедиции)   >


В книжном варианте выпущена издательством Амрита-Русь под названием
"Ожившие следы Гипербореи"
(pdf)



Введение
История вопроса
Путешествие из Петербурга на Бесов Нос и обратно
Русская матрешка
Методика датировки. Наблюдения, результаты и выводы
Приложение 1. Церкви и часовни Прионежья
Приложение 2. Петроглифы
Библиография

к оглавлению

Введение


             Следующей работой, продолжающей развитие северной теории, должна была стать статья под названием «Праязык и индоевропейская основа». Однако этот план пришлось нарушить. Дело вот в чем. Если вы читали книжку «Дорога в Гиперборею» [1], то могли запомнить тезис о том, что реальные доказательства существования Онежско–Валдайской цивилизации следует искать непосредственно под валдайскими ледниковыми отложениями, либо внутри них, поскольку только такие находки могут со всей очевидностью доказать существование данной цивилизации.
             Казалось бы, все хорошо, способ есть. Однако, если мы посмотрим, что из себя в действительности представляют ледниковые отложения, то оптимизм резко поубавится. Откопать что-то вещественное из под гигантской массы камней, песка и глины, покрывающей тысячи квадратных километров это примерно тоже самое что найти иголку в стоге сена. А никаких других доказательств нет. Все известные антропологические следы на севере Европы датируются учеными как послеледниковые. А те, кто читал данную работу – «Дорога в Гиперборею», подтвердят – я не приверженец сомневаться в датировках, даваемых специалистами, которые непосредственно занимаются этим вопросом. На то они и специалисты. Наоборот, я пользуюсь их датировками и в этом сила позиции, поскольку не я этим занимался, но, тем не менее, эти датировки подтверждают справедливость северной теории. Собственно на этом рассказ мог бы и закончится. Если бы при ознакомлении с такими антропологическими следами в моем поле зрения не оказались карельские петроглифы, в том числе и расположенные на восточном побережье Онежского озера (рис.1)
             Петроглифы – это особый вид наскального искусства древних людей. Представляют собой изображения зверей, людей и различных символов, выбитые на гладких каменных плитах. Среди онежских петроглифов, преобладают изображения водоплавающих птиц. На рис.2 представлена схема петроглифов Бесова носа, составленная одним из первых исследователей карельских петроглифов В.И. Равдоникасом. С ее увеличенной копией можно ознакомиться в Петрозаводском краеведческом музее.
             Как правило, онежские петроглифы датируют не ранее 4-1 тысячелетием до н.э. То есть, для северной теории современная оценка возраста петроглифов в принципе ничего не дает. Как говорится ни холодно, ни жарко. Да, 4 тысячи лет до нашей эры в Карелии уже могли жить люди, что подтверждается нахождением одновозрастных стоянок. Ледник растаял, и люди вполне могли заниматься наскальным творчеством на окаймляющих Онежское озеро гранитных плитах. Даже нет сомнений, что могли, не только могли, но и занимались данным творчеством, и занимаются им по сей день, о чем свидетельствуют надписи типа «здесь был Вася». Но вот вопрос, а что же мешало людям заниматься этим творчеством и до ледника, если б они в этих местах жили? Да ничего не мешало. Гранитные плиты, которые использовались в качестве холста, имеют архейское происхождение. Это самые древние участки континентальной коры. Если бы кому-нибудь пришла в голову мысль оставить (т.е. выдолбить) на них какую-нибудь картинку, скажем, в палеозое, а это временной интервал от 600 до 200 миллионов лет назад, то и она вполне могла бы сохраниться до нашего времени.
             Для прояснения на месте кое-каких моментов, которые заставили меня сомневаться в предлагаемых датах сотворения некоторых из онежских петроглифов, наша дружная команда совершила короткую вылазку на знаменитый Бесов Нос, места основного сосредоточения петроглифов на восточном побережье Онего. Результаты этой вылазки и есть основная тема данной статьи. Она является логичным продолжением статьи «Дорога в Гиперборею», практически иллюстрируя уже изложенные в ней теоретические построения.




Рис.1 Схема расположения онежских петроглифов. (использовались материалы Ю.А. Савватеева [2,3,4])






Рис.2 Схема петроглифов на мысе Бесов Нос[3].

к оглавлению

История вопроса


             Но в начале, как не ни терпится приступить к обнародованию наших результатов, необходимо, хотя бы коротко, проанализировать существующие наработки на интересующую нас тему. Достаточно полно тема карельских петроглифов раскрыта в работе Ю.А. Савватеева «Наскальные рисунки Карелии» [3]. Но наиболее представительно все вопросы, связанные с петроглифами Карелии, с учетом последних исследований, освещены в последней его монографии «Вечные письмена» [4]
             Какие подходы существуют в настоящее время в вопросе датировки петроглифов вообще и онежских в частности.
             Прежде всего, хочется отметить изменение, которое претерпели взгляды ученых на возможные даты происхождение карельских петроглифов в сторону их большей древности. Так, первоначально, после их открытия в 1848 г., геолог К. Гревингк отнес происхождение петроглифов не позднее, чем к 9 веку нашей эры. Но постепенно, датировка в глубь времен продвинулась, как уже было сказано, до 4 тысяч лет до н.э. Отметим, что похожий тренд, в сторону признания большей древности, прослеживается и в лингвистике, в отношении славянских языков и русского языка, в частности.
             Итак, согласно работам Ю.А. Савватеева [3, 4] при датировке петроглифов в настоящее время пользуются следующими критериями.

             1. Темы рисунков.

             Приведу цитату.

             «Знакомясь с наскальными изображениями Карелии, нетрудно убедиться в их архаичности. Среди них нет поздних сюжетов, например, домашних животных, сцен земледелия или скотоводства, а также орудий труда и оружия из металла. Они выполнены каменными инструментами….» [4]

             На мой взгляд, факт довольно значимый, любой исследователь просто обязан на него опираться.

             2. Близость первобытных поселений.

             Поскольку возраст выбитых петроглифов в граните определить никакими аналитическими методами не представляется возможным, то возникла идея провести параллель между петроглифами и древними стоянками, расположенными в непосредственной близости. Их возраст, в ряде случаев, можно определить радиоуглеродным методом. Однако идея обосновывать возраст петроглифов только на основе возраста близлежащих стоянок, не выглядит достаточно убедительной, и все это понимают. Кроме факта близости должна быть доказана принадлежность петроглифов и стоянок к одной культуре. Наглядный пример. И в настоящее время, в непосредственной близости от петроглифов находятся поселения, местами довольно крупные, например, пос. Шальский. Но в современный компьютерный век никто не высекает компьютеры на граните. А высекают сами знаете что. Представьте себе, если через тысячу лет кто-нибудь попробует обосновать возраст петроглифов, проводя параллель с близостью к современным нынешним поселениям, считая петроглифы проявлением авангардизма 20 века, а современное наскальное письменное творчество сопоставить с эпохой начала письменности.
             Не помогают параллели и с наскальным творчеством других мест. У Ю.А. Савватеева на эту тему сказано следующее:

             «.. стоит пристальнее рассмотреть каждый из названных датирующих факторов — и нетрудно убедиться, что ни один из них (и даже все в комплексе) не обладает достаточной доказательной силой. Не случайно рисунки относили то к неолиту, то к раннему железному веку, но чаще всего — к эпохе бронзы, то есть ко второй половине II тыс. до н.э.» [3]

             Доказывать одновозрастность произведений, представленных на разных носителях, на мой взгляд, дело практически провальное. И дело не в трудности сравнения художественных изысков, например, орнаментальных узоров керамики из неолитических стоянок, которые рассматривают в качестве одной из аналогии петроглифам и самих петроглифов. На мой взгляд, признаком определенной культуры в большей степени является сам носитель, на котором было создано произведение, нежели его художественное наполнение. Поскольку последнее в большей степени определяется талантом художника-индивидуума, и, довольно часто, представляет собой копирование более ранних произведений и сюжетов, а первое определяется уровнем технологического развития всего общества. Если у вас есть бумага и ручка, то вы не будете постоянно выдалбливать свое послание на камнях или вырезать его на дереве. Поэтому я не склонен проводить безусловные параллели между петроглифами и близлежащими древними стоянками, особенно, если среди них обнаруживается другой, более технологичный материал для творчества. Ведь для создания керамики требуется уже совсем другой уровень обращения с огнем, чем тот, которым владели первобытные охотники. Это уровень уже оседлой жизни, однако, темы петроглифов говорят нам о том, что этого уровня, во времена их создания достигнуто еще не было.
             Но если люди создавали петроглифы еще в доледниковый период, то стоянки того времени вряд ли могли уцелеть после ледника, а вот сами петроглифы – вполне. И поэтому сравнить их с предметами той же эпохи мы пока не можем.

             3. Приуроченность петроглифов к зеркалу воды.

             Вполне осознавая зыбкость датировок, основанных на параллелях с ближайшими стоянками древнего человека, был предложен критерий датировок, основанный на взаимоотношении петроглифов с зеркалом воды. Так как онежские петроглифы тянутся по берегу, находясь на различном расстоянии от уреза воды, то, если бы удалось составить схему изменения уровня воды во времени, петроглифы можно было бы датировать по этому расстоянию, предполагая, что при сотворении они все время приурочивались непосредственно к урезу воды.
             Рядом исследователей были разработаны достаточно сложные схемы, на основании которых в настоящее время, и происходит датировка петроглифов. Несмотря на то, что некоторые пункты схем вызывают возражения, в целом, все выглядит достаточно логично. Поэтому сами схемы, и методы работы с ними, я описывать не буду. Желающие могут ознакомиться с этими идеями в книгах Ю.А. Савватеева. [3,4].
             Но я хочу возразить по сути самого подхода. Да, все это хорошо, но исследователи в данном случае исходят из априорного убеждения, что все петроглифы являются постледниковыми. Никто даже не утруждается это доказывать. Хочется спросить, а почему, собственно? Ведь будь петроглифы доледниковые, вся эта затея – с урезом воды, не будет стоить и выеденного яйца – их тяготение к современному зеркалу будет объясняться гораздо проще. Препарируются, т.е. проявляются те петроглифы, которые находятся в зоне современного прибоя Хорошо известно, что петроглифы следятся и под водой. Однако, практически все исследователи признают, цитирую, «что уровень Онежского озера в атлантическое и суббореальное время хотя и снижался временами, но не опускался ниже современного.» [3]. Поэтому для объяснения наличия подводных петроглифов, если исходить из их постледникового происхождения, существует очень ограниченный интервал как по времени, когда был возможен уровень воды ниже современного, так и по амплитуде этого уровня, который мог быть ниже современного буквально на первые метры, что бы можно было говорить об их примерном соответствии. Здесь говорят, что плиты с петроглифами могли сползти. Но разве выяснено, на сколько глубоко прослеживаются подводные петроглифы? Разве установлено достоверно, что их нет, скажем, на глубине 10 или больше метров? А если они присутствуют на дне в середине озера? Ответ: не выяснено и не установлено. Понятно, что это довольно тяжелая задача, но что это меняет в самом подходе? Ответ: ничего.
             Давайте пойдем в другую сторону, в сторону удаления от озера. Как только на тех же самых плитах, на которых выбиты петроглифы мы выходим из зоны прибоя – плиты покрываются мхом и лишайником. Обнаженного камня практически нет, и, естественно, об обнаружении петроглифов на такой поверхности не может быть и речи. Местами мох образует довольно интересные фигуры, я назвал их мохопись. Но что бы понять имеют ли они какое-либо отношение к петроглифам нужно проводить настоящие реставрационные работы. Дальше от берега – еще хуже, плиты уходят под почвенно-растительный слой. И пропадает даже мохопись. Это к тому, что площадь распространения онежских петроглифов, на самом деле, абсолютно не установлена. А если она не установлена, то нельзя говорить о какой-то приуроченности петроглифов к уровню воды и выводить на этом основании критерий для их датировки. И находки новых петроглифов под почвенно-растительным слоем это положение будут только подтверждать.
             На рис.1 видно, что петроглифы тяготеют не только к берегу Онего, но и присутствуют по берегам р. Черная. Согласно геологическим картам именно между мысом Бесов Нос и Муромским монастырем в восточном направлении проходит зона сочленения архейско-протерозойского кристаллического фундамента Балтийского щита и осадочных отложений Русской плиты, начинающихся с венда. И единственное, что, на мой взгляд, можно констатировать с точки зрения площадного распространения петроглифов, это то, что они присутствуют только на более прочных и устойчивых к экзогенным воздействиям породах кристаллического фундамента. Водоемы на месте Онежского и Ладожского озера, существовали и в доледниковую эпоху – это геологический факт, каким образом менялись их границы в то время – вопрос отдельных исследований. Но, ни на восточном берегу Ладожского озера, ни на западном берегу Онежского, там, где они находятся в пределах кристаллического щита, петроглифы не обнаружены. Почему? Не потому ли, что до ледника Онего, Ладога и Финский залив могли представлять собой один водоем и разделились только в послеледниковый период. Во всяком случае, в стратиграфической колонке Приладожья под последними, валдайскими ледниковыми отложениями присутствуют морские отложения. А в разрезе четвертичных отложений, составленном в районе Богуллы, несколько восточнее Онежского озера, под валдайской мореной выделяется горизонт эоловых песков [5], формирование которых характерно для побережий открытых водных бассейнов с устойчивыми ветрами. С современными подобными отложениями в виде дюн хорошо знакомы жители побережья Балтийского моря и Финского залива.

* * *

             Ю.А. Савватеев подводя итоги по проблеме датировки петроглифов Онежского озера отмечает, что в полной мере она еще не решена. «Требуется более основательный системный анализ палеографических, геологических и других материалов» [4]. Однако при обзоре работ исследователей занимавшихся датировкой карельских петроглифов, выясняется, что самая ранняя дата, о которой может идти речь относится к началу 4 тысячелетия до н.э., а все расхождения начинаются после нее. Считается, что с основными хронологическими рамками создания карельских петроглифов исследователи определились, и дальнейшие уточнения могут отличаться не более чем на первые сотни лет. Лично я такого оптимизма не испытываю. Ибо любая датировка петроглифов должна вписаться в схему общей эволюции человека, а это невозможно сделать без определения временного взаимоотношения последнего валдайского ледниковья и этой схемой общей эволюции человека, в данном случае на территории Прионежья.
             Но на сегодняшний день, среди научного сообщества,прошу заметить,безо всякого обоснования, доминируют представления лишь о постледниковом заселении людьми Карелии. Наиболее древняя датировка появления древнего человека на берегах Онего принадлежит, видимо, Г.А. Панкрушеву.

             « По мнению Г. А. Панкрушева, впервые люди проникли на территорию края еще до начала голоцена. Древнейшие стоянки, открытые на северном побережье Онежского озера и расположенные необычайно высоко — от 35 до 41 м над зеркалом воды, на древних берегах (Медвежьегорская X, Повенчанка I—II и др.), он датирует началом IX тыс. до н. э. » [3].

             Правда, данная гипотеза не получила широкого признания, но другие исследователи склоняются к еще более поздним датам заселения людьми побережья Онего. Никто даже не пытается «заглянуть за ледник», а максимально древняя датировка Г.А. Панкрушева, наиболее приближенная к максимуму ледниковья, наоборот, именно поэтому выглядит наиболее нелепо. Особенно с учетом данных радиоуглеродных датировок некоторых стоянок, например,

             «угли, собранные при раскопках одной из них — Повенчанки I — послужили образцами для двух радиоуглеродных датировок по методу С-14. Обе они оказались относительно «молодыми» — 1730+150 и 2130 ±120 лет назад» [3]

             Речь идет как раз об одной из тех стоянок, которые Г.А. Панкрушев датировал 9 тыс. до н.э. Здесь говорят, что стоянки могли «наслаиваться» друг на друга. Т.е. наслаивались уже не взирая на высотные отметки. Несмотря на это, стоит отметить, что сама мысль Г.А. Панкрушева о до голоценовом заселении Прионежья полностью согласуется и с нашими выводами.
             Мне кажется, что постлеледниковые стоянки в довольно большом количестве найденные в Карелии, как раз и «путают карты». Волей неволей исследователи пытаются связать с ними и петроглифы. Обнаруженные стоянки, располагаясь стратиграфически выше ледниковых отложений, не оставляют сомнений о времени своего образования по отношению к последнему ледниковью.
             Но петроглифы – это совсем другой случай. Петроглифы выбиты на подстилающих ледниковые отложения архейских гранитах. Если отнестись к этой поверхности, в пределах нахождения петроглифов, как к определенному слою, содержащему антропологические следы, то ее стратиграфическое взаимоотношение с ледниковыми отложениями до сих пор не выяснено. И любое определение их возраста без определения этого взаимоотношения есть лишь «рассуждения на тему». Поэтому цель нашей первой доледниковой экспедиции следует сформулировать более точно.
             Целью первой доледниковой экспедиции являлось обоснование возможности и необходимости определения стратиграфического, взаимоотношения карельских петроглифов и отложений валдайского ледниковья. Только установление такого взаимоотношения будет являться необходимым и достаточным доказательством существования или не существования петроглифов в доледниковый период.
             И уже после решения этого вопроса можно устанавливать или, наоборот, отрицать параллели между петроглифами и обнаруженными древними постлеледниковыми стоянками, использовать для датировки петроглифов их расстояние до уреза воды, или признать этот метод неработающим.

* * *

             Еще один вопрос, на котором следует остановиться в предваряющей части – определение промежутка времени, об отношении к которому идет речь. Т.е. определить продолжительность периода валдайского ледниковья, время его начала и окончания.
             В статье «Дорога в Гиперборею» [1] было показано, что цикличность смены эпох ледниковья/межледниковья обусловлено, главным образом, колебательным движением оси земли относительно оси эклиптики. В статье стояла общая задача прослеживания закономерности влияния колебательных климатических изменений на эволюцию человека в четвертичном периоде, поэтому время максимума валдайского ледниковья было принято достаточно условно.
             Здесь нас непосредственно интересует датировка валдайского ледниковья и, поэтому, несомненно, следует привести и другие данные, имеющие к этому отношение. А так же оценить, как они соотносятся со схемой ледниковий-межледниковий, построенной по совмещению угла наклона земной оси, прецессии оси и эксцентриситета орбиты Земли, приведенной в статье «Дорога в Гиперборею». [1]
             При рассмотрении временного интервала, связанного с оледенением, принята следующая терминология: интерстадиал (межстадиал) - временное потепления климата в течении ледникового периода, соответственно стадиал – промежуток между интерстадиалами, обусловленный похолоданием.
             В настоящее время хронология последнего оледенения преимущественно основана на результатах споро-пыльцевого анализа и радиоуглеродных датировках. Споро-пыльцевой анализ позволяет определять периоды потепления и похолодания, а радиоуглеродная датировка – их абсолютный возраст. По результатам комплекса последних работ сотрудников лаборатории четвертичной геологии и геоэкологии института геологии Карельского научного центра РАН [6,7,8,9] позволю себе составить краткий хронометраж тех событий. Он представлен в таблице 1.
            

Хронология валдайского ледникового периода

Таблица 1

Временной интервал

Характеристика

~23–17.3 тыс. лет назад Начало материкового оледенения. Быстрое продвижение ледника на юг.
17.3–15.6 тыс. лет назад Ледник достигает своего максимума по площади
15.6-13 тыс. лет назад Ранний Дриас. Стадиал. Максимальная стадия оледенения
13-12.3 тыс. лет назад Бёллинг.Интерстадиал. Резкое и значительное потепление климата
12.3-11.4 тыс. лет назад Средний Дриас. Стадиал.
11.4-10.8 тыс. лет назад Аллерёд. Интерстадиал
10.8-10.2 тыс. лет назад Поздний Дриас. Стадиал. Резкое похолодание.
10.2-9.3 тыс. лет назад Пребориал. Начался с потепления, затем похолодание. Конец ледникового периода.
9.3 тыс. лет назад Бореал. Начало межледниковья.

             Теперь мы совместим эти события с частью схемы относящийся к валдайскому ледниковью, составленной по совмещению угла наклона земной оси, прецессии оси и эксцентриситета орбиты Земли, приведенной в статье «Дорога в Гиперборею». Но, поскольку речь идет о совсем другом временном масштабе, дополнительные условности и округления, которые были уместны при рассмотрении 600 тысячного временного интервала, вероятно, следует пересмотреть. Время максимального отклонения земной оси от оси эклиптики, рассчитанное по данным астрофизика Миланковича и приведенное в упомянутой статье без дополнительных условностей и округлений составляет – 9813 лет назад. При решении текущей задачи мы вполне можем округлить его до 9.8 тыс. лет назад. Точка зимы (зимнее солнцестояние) с апогеем совпадала 13.4 тыс. лет назад [1] (исходя из известного периода прецессии). Результат совмещения представлен на рис. 3. Хочу отметить, что совпадения превзошли все ожидания. Это подтверждает верность предположения, что периоды ледниковья и межледниковья можно рассчитать по циклам Миланковича, а, следовательно, и верность, основанной на этих циклах, цивилизационной модели. Согласно рис 3 все последнее ледниковье можно разделить на 3 этапа.
             Первый этап. Наклон земной оси относительно оси эклиптики увеличивается, точка зимы движется в сторону апогея. Обе характеристики, находятся в фазах способствующих наступлению ледниковья. И при достижении ими определенных значений ледниковье наступает быстро, без каких-то колебаний. Заключительная фаза этого этапа выделяется как ранний дриас.
             Второй этап. Точка зимы достигает апогея орбиты 13.4 тыс. лет назад и начинает смещаться в сторону перигея, т.е. ее дальнейшее движение начинает уже способствовать потеплению. Но угол между земной осью и осью эклиптики продолжает увеличиваться и способствует похолоданию. Обе характеристики находятся как бы в противоходе и начинают не усиливать друг друга, а ослаблять. Результатом этой борьбы является череда кратковременных, сменяющих друг друга интерстадиалов и стадиалов. Бёллинг – средний дриас – аллерёд – поздний дриас – пребореал. Ледник буквально топчется на одном месте, то отступает, то наступает. Но, тем не менее, не переходит границ максимума оледенения, достигнутых в раннем дриасе.
             Третий этап. 9.8 тыс. лет назад отклонение земной оси относительно оси эклиптики достигает максимума и затем начинает сокращаться. Это означает, что борьба с прецессией прекратилась, и оба процесса начинают обеспечивать условия для наступления межледниковья, которое не заставило себя долго ждать и проявилось 9.3 тыс. лет назад в виде наступления бореала.
             Таким образом, если мы докажем возможность датировки петроглифов доледниковым (до бореальным, или по-другому гиперборейским) периодом, то эту дату сразу следует отнести за отметку как минимум 17.3 тыс. лет назад. Согласитесь, это никак нельзя считать уточнением в пределах первых сотен лет, это явный и глобальный пересмотр, причем не только проблемы датировки петроглифов, но и хода всей эволюции нашей цивилизации




Рис.3 Схема смещения заны комфортного проживания во время валдайского ледниковья

к оглавлению

Путешествие из Петербурга на Бесов Нос и обратно.


             В любом хорошем детективе развязку принято оставлять под конец. А у нас по сути – расследование – тот же самый детектив. По закону жанра после завязки следует дать описание отвлекающих событий, но с постоянным намеком, что в них то, и спрятан ответ. Вдоволь потешившись, таким образом, над читателем, в конце автору нужно смилостивиться, и достать ответ из совсем неожиданного места, к которому все описанные события никакого отношения не имели и буквально парой фраз снять интригу. Для чего же нужно рассказывать о событиях, не имеющих отношения к делу? Да потому, что это и есть произведение, именно здесь и заключается весь смак. Но вот в этом месте я как раз и хочу нарушить законы жанра. Никаких намеков и никакого смака в отношении заявленной проблемы, в этой части не будет. Я же решил ее включить, постольку, поскольку помимо детективного жанра, который носит у данной работы неофициальный характер, официальным жанром у нас заявлен жанр отчета. А в отчет любой экспедиции позволительно включать не только сами результаты исследований, но и сопутствующие путевые заметки. К тому же мои знакомые, которые собирались тоже посетить Бесов Нос, специально попросили меня поподробнее описать маршрут, а раз это нужно им, возможно, пригодиться и еще кому-нибудь. Ну и ко всему прочему жалко пропадающего материала, в котором есть довольно любопытные моменты. И которые, в отличии от детектива, отношение к делу, на мой взгляд, все-таки имеют.

* * *

             Начать описание маршрута можно издалека, например, с Дальнего Востока, поскольку почти все участники экспедиции проживают там, и именно там родилась идея данной экспедиции. Но, вероятно, это было бы уже слишком. Поэтому отправной точкой мы будем считать Петербург – место, где все участники собрались вместе. К тому же Петербург географически входит в район, который представляет интерес с точки зрения поиска доледниковых следов человека. Конечной точкой нашего путешествия был мыс Бесов Нос, находящийся на восточном побережье Онежского озера в 15 км на запад (по прямой) от деревни Каршево, вниз по течению р. Черная (рис 1). Расстояние от Петербурга, если огибать Онежское озеро с юга около 520 км. В целом места казались достаточно обжитыми, особенно с позиций дальневосточников. Однако, в ходе предварительного сбора материалов мы столкнулись с довольно устойчивыми отзывами об их труднодоступности. До конечного пункта мы собирались добраться на машине. Но описание дорог, особенно в Вологодской области, которое удалось прочесть в Интернете, сильно поубавили наш оптимизм. Конечно, мы бы проехали, тем более, что у нас был джип «Ланд Ровер Дискавари», но местами нам обещали скорость не более 30 км и не очень приятные ощущения. Шанс достичь нужного пункта за один дневной переход при таких обстоятельствах был очень сомнительный, а времени у нас было в обрез – на все 4 дня. Поэтому мы разделились на две группы и для второй группы разработали альтернативный маршрут, основанный на рейсовом транспорте. Он заключался в достижении города Петрозаводск по железной дороге, далее на метеоре до поселка Шальский, что расположен в устье реки Водла, а там мы заранее договорились с одним из местных жителей, что он доставит эту группу на Бесов Нос на моторной лодке. Таким образом, мы можем сравнить оба способа достижения онежских петроглифов и рассказать про плюсы и минусы каждого из них.
             Первой 21 августа 2008 г. В 22 часа 02 минуты с Ладожского вокзала г. Санкт-Петербурга на фирменном поезде «Карелия» в купе повышенной комфортности отправилась в путь группа в составе: Ахмеров Андрей – геолог, Ахмерова Светлана – картограф, Ахмеров Саша и Синеокий Данила – два студента - стажеры. Таким образом, стартовала первая доледниковая экспедиция. После небольшого, но сытного ужина, который входил в стоимость билета, утомленный путешественники завалились спать.
             Оставшаяся группа в составе: Синеокого Дмитрия – геолога и инициатора данной экспедиции, а также Синеокого Ярослава – дизайнера, художника, продюсера и главного по хозяйственной части человека, наметила свой старт на утро 22 августа. А пока занялась дополнительной усиленной подготовкой к автопробегу по бездорожью нашей великой доледниковой стране.
             Усиленная подготовка заключалась в поездке в ночной супермаркет и закупке, в том числе: вино Franzia Merlo красное – 4 литра, туалетная бумага Relax xx1 – 1 упаковка, кострище (Россия) – 1 штука, вилка одноразовая - 100 штук, тушенка говяжья в/с ГОСТ 5 – 9 банок, газовая плита в кейсе – 1 штука, и прочая мелочевка, которая в основной своей массе не пригодилась. Всего получилась на сумму 5250 руб. Таких денег у нас с собой не оказалось, но буквально в момент оплаты на кассе нас выручил стоящий за нами мужчина, который одолжил нам свою дисконтную карту, скидка по которой составила 504.18 руб. И мы с честью вышли из создавшейся щекотливой ситуации. Кажется, ничего не забыл. Да! Наиболее длительные раздумья у нас возникли при взгляде на резиновую лодку, но в конечном итоге мы решили, что она нам не нужна.
             22 августа 2008 г. В 5ч. 52 мин. Т.е. практически сразу же после сведения мостов, вторая группа участников первой доледниковой экспедиции стартовала с 13 линии Васильевского острова.

* * *

             Сразу скажу, что наши опасения относительно качества и проходимости дорог в Вологодской области оказались беспочвенны. Более того, участок от Вытегры до Карелии, который был описан как самый ужасный и труднопроходимый в настоящее время является самым лучшим среди всех дорог, по которым нам пришлось проехать. Настоящий автобан. Самым же плохим участком оказался перегон в Ленинградской области, между Лодейным полем и Подпорожьем. Правда, в настоящее время он усиленно ремонтируется и есть надежда,
             что через пару лет состояние дороги будет вполне приемлемым на всем ее протяжении до деревни Каршево. Мы же прибыли на развилок, от которого отходила дорога на эту деревню и далее до Бесова Носа, через 7 ч. 56 мин., а именно в 13 ч. 48 мин. До Бесова Носа, судя по карте, оставалось около 20 км, а мы преодолели уже около 500 км. Но разговор про этот последний участок особый.
             Возможно, кому-нибудь пригодиться наш график движения. Я не писал километраж, но его не трудно при желании установить. График представлен в табл. 2.
            


Поиск

Библиотека

Т.М. Потемкина: Знаки Луны и Солнца в наскальных рисунках онежского святилища

Из истории интерпретации

160 лет назад были открыты рисунки, выбитые на прибрежных скалах Онежского озера. В настоящее время на восточном берегу озера известно более 1 300 отдельных изображений, которые создавались в эпоху неолита и энеолита (рис. 1). Большинство из них воспроизводят образы птиц, животных, людей, антропоморфных и зооморфных существ. Среди них встречаются также оригинальные рисунки в форме кругов, серпов и полумесяцев, от которых под углом или параллельно друг другу отходят 1– 2 линии, нередко соединенные на концах пря- мой или округлой чертой (рис. 2; 3).

pdf файл

Ф.В. Равдоникас: Лунный календарь гипербореев

Феликс Равдоникас - международно известный органолог, обладатель сертификата Who's Who of Intellectuals (IBC, Cambridge, UK, 1983). Его исследования по системе музыкальных тонов публикуются с 1980 гг. и вызывают всё более пристальный интерес специалистов. Готовится к выходу в свет второе издание монографии "Музыкальный синтаксис".

Нам стало известно, что задолго до этого ему удалось заметить особенности петроглифов Онежского озера, ускользавшие от внимания археологов, но свидетельствующие о существовании ранее неизвестной разновидности лунного календаря...

читать полностью

Архив записей


Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz

Нам помогают


  • магазин "ЛЕГО"
    г. Хабаровск

  • компания офисной мебели "Сто столов"
    г. Санкт-Петербург

  • Михаил Николаевич Задорнов
    писатель
    г. Москва

  • Владимир Николаевич Фомин
    художник
    г. Петрозаводск

  • Юрий Александрович Савватеев
    доктор исторических наук
    (Карельский научный центр РАН)
    г. Петрозаводск

  • Надежда Валентиновна Лобанова
    кандидат исторических наук (Карельский научный центр РАН)
    г. Петрозаводск

  • Игорь Георгиевский
    фотограф
    (Карельский научный центр РАН)
    г. Петрозаводск